MENU
Главная » Статьи » Личности

Григорий Распутин
Григорий Распутин

Против этого человека объединилось всё образованное общество Росси.Пожалуй, он оказался единственным, кто навлёк на себя такую всеобщую ненависть.Только крестьяне относились к нему иначе, часто говорили о нём с сочувствием и даже с любовью. Он ведь и сам был одним из них...

Григорий Ефимович Распутин родился в крестьянской семье в селе Покровском Тобольской губернии.Точное время его рождения неизвестно, историки называют разные годы - от 1863 до 1872. Григорий рос задумчивым, наблюдательным ребенком. Всматривался в жизнь природы, зверей и птиц. Любил присутствовать при работе сельских лекарей - внимательно смотрел, но не спрашивая. Мальчик подолгу сидел неподвижно, о чём-то сосредоточенно размышляя. Позже он вспоминал: "в 15 лет в моем селе в летную пору, когда солнышко грело, а птицы пели райские песни, я мечтал о БогеДуша моя рвалась вдаль.Не раз, мечтая, я плакал и сам не знал, откуда слёзы и зачем они.Так прошла моя юность в каком-то созерцании, в каком-то сне".

  Повзрослев, он прожил несколько лет в городе, женился; у супругов родилось трое детей.Но что-то подтолкнуло Распутина резко изменить образ жизни. Его знакомые говорили ,что он стал новым человеком". Начал часто и горячо молиться бросил пить и курить. Перестал есть мясную и молочную пищу и соблюдал этот пост до конца жизни". Распутин отправился в странствия. На жизнь себе зарабатывал любой подвернувшейся работой. Побывал в десятках монастырей. Посетил православную обитель на священной греческой горе Афон. Дважды дошёл до самого Иерусалима.

"Он был мечтатель, беззаботный странник, прошедший вдоль и поперёк всю Россию, -писал знакомый Григория Pаспутина Арон Симанович.  Во время этих странствований он встречался с людьми из всех классов и вел с ними долгие разговоры. При его огромной памяти он из этих разговоров мог многому научиться. Таким образом во время его долгих паломничеств созрел его особенный философский характер".

  В те годы сложились и политические взгляды Г. Распутина. Он мечтал о царстве вольных крестьян, без вечного дворянского засилья, где мужики имели бы достаточно земли. В скитаниях Распутин познакомился со многими премудростями - от врачебного ремесла до тибетского буддизма.Правда,  грамоте он почему-то так и не выучился до конца. Писал всегда подчеркнуто по-мужицки, с грубыми ошибками почти в каждом слове. Не раз он помогал больным, даже считавшимся неизлечимыми. Однажды в уральском монастыре исцелил "бесноватую" - женщину, страдавшую тяжёлыми припадками.

В начале XX столетия Распутина уже почтительно именовали: "старцем" . Так называли его не за возраст, а за опыт и веру. В это время он и приехал в Петербург. К сибирскому страннику потянулись люди, не находившие полного утешения в государственной церкви. Они посещали Григория Ефимовича, слушали его рассказы, наставления. Вот что много лет спустя рассказывала писателю Эдварду Радзинскому одна  известная актриса. Г. Распутин "стал говорить. Всё было - о кротости, о душе. Я пыталась запомнить и потом, придя домой, даже записала, но это было уже не то. А тогда у всех зажглись глаза.... это был неизъяснимый поток любви...Я опьянела".Особое впечатление производили глаза странника, "необыкновенно проницательные", заглядывающие будто в самую душу собеседника.

  Распутиным заинтересовался епископ Феофан. Его поразил особый религиозный экстаз, в который впадал иногда Распутин. Такое глубокое молитвенное настроение, говорил епископ, он встречал только в редких случаях среди наиболее выдающихся представителей русского монашества.

В 1908 г. благодаря епископу Распутин встретился с самой императрицей Александрой Федоровной. Граф Владимир Коковцов так передал содержание этой беседы: "Распутин стал говорить, что ей и государю особенно трудно жить, потому что им нельзя никогда узнать правду, так как кругом них всё больше льстецы да себялюбцы, которые не могут сказать, что нужно для того, чтобы народу было легче. Царю и ей нужно быть ближе к народу, чаще видеть его и больше верить ему, потому что он не обманет того, кого почитает почти равным самому Богу, и всегда скажет свою настоящую правду, не то что министры и чиновники, которым нет никакого дела до народных слез и до его нужды. Эти мысли глубоко запали в душу императрицы".

  Постепенно Григория Распутина стали звать "другом" царской четы. Он лечил их детей, особенно больного наследника Алексея. Держал он себя с царем и царицей удивительно свободно и естественно. Называл их попросту "Мама" и "Папа", а они его - Григорий.
  "Он им рассказывал про Сибирь и нужды крестьян, о своих странствованиях, _ писала фрейлина Анна Вырубова. Когда после часовой беседы он уходил, он всегда оставлял их величества весёлыми, с радостными упованиями и надеждой в душе". Убеждал их Распутин все больше притчами и иносказаниями. Епископ Феофан вспоминал:"Сидели и беседовали о политическом положении в России. Старец Григорий вдруг как вскочит из-за стола, как стукнет кулаком по столу. И смотрит прямо на царя. Государь вздрогнул, я испугался, наследник заплакал, а старец и спрашивает государя: "Ну что? Где ёкнуло, здеся али туто?". При этом он сначала указал пальцем себе на лоб, а потом на серде. Государь ответил, указывая на сердце:"Здесь сердце забилось!". "То-тоже, продолжал старец, коли что будешь делать для России, спрашивай не ума, а сердца. Сердце-то вернее ума!" Николай порой стал советоваться с Распуниным о назначении тех или иных важных сановников. Многие видные чинновники, искавшие продвижения по службе, стремились теперь понравиться Распутину, заискивали перед ним. В квартиру сибирского мужика наряду с нищими просителями зачастили миллионеры, министры и аристократы. 

В светском обществе стали распространяться слухи о разгульном поведении Г. Распутина, его общении с разным сбродом. Действительно, двери его квартиры были открыты для любой публики. Свою распущенность Распутин вовсе не считал противоречащей традициям русского "святого юродства". Ведь он не был ни священником, ни монахом. Если вся грязь и порок в человеке впитаются в его телесную оболочку, утверждал он душа его, омытая от этих грехов, сможет остаться чистоЙ. 

"Каким представляли себе Распутина современники? -замечал А. Симанович. Как пьяного, грязного мужика, который проник в царскую семью, назначал и увольнял министров, епископов и генералов. К тому ещё дикие оргии, похотливые танцы среди пьяных цыган, а одновременно непонятная власть над царем и его семьей, гипнотическая сила и вера в своё особое назначение. Это было всё! Но за грубой маской мужика скрывался сильный дух, напряжённо задумывающийся над государственными проблемами".

"В царской семье, - продолжал А.Симанович, - он рассказывал о русском народе и его страданиях, подробно описывал крестьянскую жизнь, причем царская семья его внимательно слушала. Царь узнал от него многое, что осталось бы без Распутин для него скрытым. Распутин горячо отстаивал необходимость широкой аграрной реформы. "Освобождение крестьян проведе неправильно,-говорил он часто. Крестьяне освобождены, но они не имеют достаточно земли". Распутин мечтал о крестьянской монархии, в которой дворянские привилегии не имели бы места". Государыня со слов Распутина записала такое его поучение: Родина _ широка, надо дать ей простор работы, но не левым и не правым, левые -глупы, а правые-дураки. Почему да потому что палкой научить хотят ". 

  Но если царь советовался с Распутиным о назначении чиновников, то к его политическим советам он прислушивался гораздо реже. Например, Распутин несколько раз без успеха убеждал царя уравнять евреев в правах с остальным населением. В 1915–1916 гг. Государственная дума добивалась права назначать министров. Распутин уговаривал царя склониться перед требованием времени. Царь согласился, но так и не сделал этого. 
Враждебность к Григорию Распутину испытывали все образованные слои общества. Монархисты-дворяне и интеллигенция, как революционная, так и либеральная, сходились в этом вопросе. "Дворянство против меня, – говорил в 1916 г. сам Распутин.– Дворянство не имеет русской крови. Кровь дворянства смешанная. Дворянство хочет меня убить, потому что ему не нравиться, что около русского трона стоит русский мужик". Жандармский генерал А. Герасимов вспоминал о созвучных настроениях среди простонародья: "Мне приходилось слышать солдатские разговоры о том, что царь теперь разуверился в дворянах и чиновниках и решил приблизить к себе "нашего брата, простого мужика" и что это только начало, что скоро вообще всех "дворянин и чиновников" царь прогонит прочь от себя и наступит "мужицкое царсяво" ."

19 сентября 1916 года депутат-черносотенец Владимир Пуришкевич произнёс в Государственной думе страстную речь против Распутина. Он горячо воскликнул: "Не должен тёмный мужик дольше править Россией! ". "В этот день, – писал В.Пуришкевич, - все депутаты Думы были мои единомышленники..."

  В тот же день и родился замысел убить Распутина. Выслушав обличительную речь Пуришкевича, с этим предложением к нему подошел князь Феликс Юсупов. Потом к заговору присоединились еще несколько человек, в том числе великий князь Дмитрий Павлович. 
  Исполнение задуманного назначили на 16 декабря 1916 г. Ф.Юсупов пригласил Распутина в свой особняк. При встрече они по русскому обычаю расцеловались. Распутин неожиданно насмешливо воскликнул:"Надеюсь, это не иудино лобзанье!".

Распутина собирались отравить цианистым калием. Заговорщики не знали, что вместо яда им дали безвредный аспириновый порошок. Они насыпали его в пирожные и рюмки. Юсупов угощал Распутина в столовой, уверяя, что остальные гости сейчас спустяться со второго этажа. На самом деле там сидели заговорщики - В.Пуришкевич и великий князь. 

Распутин съел несколько пирожных с "ядом" - без всяких последствий. Как вспоминал В.Пуришкевич, "расстроенный и бледный" Юсупов поднялся наверх "Представьте себе, он выпил две рюмки с ядом, съел несколько пирожных и ничего; решительно ничего, а прошло уже минут пятнадцать... Гад уже подозрительно относиться ко мне".  Посоветовавшись, Распутина решили застрелить. После выстрела заговорщики сбежали вниз и, по описанию Пуришкевича увидели такую картину: "Перед диваном, на шкуре белого медведя лежал умирающий Григорий Распутин, а над ним, держа револьвер в правой руке, стоял Юсупов, с чувством непередаваемой гадливости вглядываясь в лицо им убитого "старца". Они вышли из комнаты, оставив Ф.Юсупова наедине с его жертвой. Тот на всякий случай прощупал пульс – и не нашёл его, послушал сердце – и не услышал ударов."Но вдруг, – рассказывал он, – можете себе представить мой ужас, Распутин медленно открывает во всю ширь один свой сатанинский глаз, вслед за ним другой, впивается в меня взглядом непередаваемого напряжения и ненависти и со словаыи "Феликс! Феликс! Феликс!" вскакивает сразу, с целью меня схватить. Я отскочил с поспешностью, с какой только мог". Пуришкевич услышал "дикий, нечеловеческий крик" Юсупова: "Пуришкевич, стреляйте, стреляйте! Он жив! Он убегает!". "То, что я увидел внизу, – вспоминал Пуришкевич, – могло бы показаться сном, если бы не было ужасною для нас действительностью. Григории Распутин, которого я полчаса тому назад созерцал при последнем издыхании, быстро бежал по рыхлому снегу". "Феликс, Феликс, всё скажу царице!" – кричал он. 

"Я бросился за ним вдогонку, – продолжал Пуришкевич, - и выстрелил. Промах. Распутин поддал ходу; я выстрелил вторично на бегу – и... опять промахнулся. Мгновения шли... Распутин подбегал уже к воротам, тогда я остановился, изо всех сил укусил себя за кисть левой руки, чтобы заставить себя сосредоточиться, и выстрелом попал ему в спину. Он остановился, тогда я, уже тщательно прицелившись, дал четвёртый выстрел, попавший ему, как кажется, в голову, ибо он снопом упал ничком в снег и задергал головой. Я подбежал к нему и изо всей силы ударил ногою в висок". 

Убийцы опустили связанное тело Распутина в прорубь на льду Малой Невки у Крестовского острова. Под лёд его бросили еще живым. Когда тело нашли, обнаружили, что лёгкие были полны воды: Распутин пытался дышать и захлебнулся.Правую руку он высвободил из веревок, пальцы на ней были сложены для крестного знамения. Имена убийц немедленно стали известны полиции. Но отделались они очень легко: Юсупова отправили в собственное имение, великого князя - на фронт, а Пуришкевича вообще не тронули. 

Григория Распутина скромно похоронили в Царском селе. Однако покоился он там недолго: после Февральской революции его тело выкопали и сожгли на костре. Столичные жители, узнав об убийстве Распутина, поздравляли друг друга, радостно восклицая: "Зверь раздавлен!". Францкзский посол Морис Палеолог описывал поведение горожан: "наорд, узнав о смерти Распутина, торжествовал. Люди обнимались на улицах, шли ставить свечи в Казанский собор. Рассказывают, что Распутин был брошен в Неву живым, и одобряют это пословицей "Собаке собачья смерть". Но совсем по-иному восприняли убийство Распутина крестьяне. Они горевали и оплакивали своего "заступника и мученика". "Для мужиков Распутин стал мучеником, – замечал Палеолог. – Он был из народа; он доводил до царя голос народа; он защищал народ против придворных; и вот придворные его убили. Вот что повторяется во всех избах". По словам Павла Милюкова, крестьяне говорили так: "Вот, в кои - то веки добрался мужик до царских хором – говорить царям правду, и дворяне его уничтожили".



Категория: Личности | Добавил: densv78 (21.02.2011)
Просмотров: 2779 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]