MENU
Главная » Статьи » Из истории СССР

Причины кризиса тоталитарного социализма в СССР

Причины  кризиса тоталитарного социализма в СССР

XX век был свидетелем не только подъема, но и заката тоталитаризма, крушения тоталитарных политических режимов во многих странах. Это не причуда истории, а скорее закономерный продукт общественного развития.

Советский Союз продемонстрировал поражавшую воображение современников способ-ность к решению крупномасштабных задач. СССР за рекордно короткий срок превратился в мощную индустриальную державу, сумел нанести поражение основным сухопутным силам Германии во второй мировой войне, преодолеть свое отставание от США в создании атомного оружия, первым приступить к освоению космоса.

В то же время в процессе своего развития СССР в полной мере продемонстрировал слабые стороны, органично присущие любому тоталитарному режиму, определившие неизбежность его крушения.

Крах административно-командной системы. При системе принятия решений без широкого обсуждения, одним лидером или группой лидеров приоритеты в распределении ресурсов нередко определялись ошибочно. Ресурсы расходовались на проекты, не дающие отдачи, а то и оборачивающиеся ущербом.

И в СССР, и в странах Восточной Европы было осуществлено немало «строек века», экономическая целесообразность которых была сомнительна, а экологическая ущербность бесспорна. В то же время развитию энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий не уделялось особого внимания. По идеологическим мотивам был наложен запрет на исследования в области создания искусственного интеллекта, генетики, что привело к серьезному отставанию на этих важнейших направлениях научно-технического прогресса. 

Исходя из идеологических соображений, солидарности с «антиимпериалистическими» режимами в 1957—1964 гг. СССР оказывал экономическую помощь более 20 странам Азии, Африки и Латинской Америки. За его счет покрывалось до 50% расходов Египта на экономическое развитие, до 15% — Индии. Готовность Н.С. Хрущева помогать любому режиму, выразившему интерес к идеалам социализма, вела к расточению ресурсов СССР, не принося сколько-нибудь значимой экономической или военно-политической выгоды. В последующем большая часть получивших помощь режимов вошли в орбиту влияния развитых стран Запада. 

Из-за чисто волевого решения, принятого даже без его обсуждения руководящими органами правящей партии и государства, СССР силой оружия поддержал в 1979 г. просоветски ориентированную группу в правящей элите Афганистана. Эта акция была расценена народом Афганистана, большинством развивающихся стран как агрессия. СССР был втянут в бессмысленную и бесперспективную войну, стоившую больших людских и материальных потерь, подорвавшую его международный авторитет.

Централизованное, административно-командное управление экономикой по мере роста ее масштабов требовало роста управленческого аппарата, работающего с уменьшающейся отдачей. Один «центр власти» в принципе не способен отслеживать, контролировать и планировать, тем более на несколько лет вперед, все связи между десятками тысяч больших, малых и средних предприятий, изменения конъюнктуры мировых рынков. Это породило анархию в экономике, которая только на словах осталась централизованно планируемой. За все время существования СССР ни разу не были в полном объеме выполнены задания пятилетних планов (не говоря уже о «семилетке» Н.С. Хрущева, итоги которой вообще не подводились). 

В 1980-е гг. темпы прироста производства стали нулевыми. Формулировавшиеся правящей партией задачи по переводу экономики на интенсивный путь развития, с использованием технологий информационной эры, не выполнялись. Одна из причин этого состояла в том, что руководители отраслей, регионов, предприятий опасались возникновения массовой безработицы, не были готовы решать социальные проблемы модернизации.

Кризис идеологии

Обеспечивая себе массовую поддержку с помощью идеологии, тоталитарный режим должен был постоянно демонстрировать успехи, подтверждать реалистичность сформулированных сверхзадач, в противном случае энтузиазм уступает место разочарованию и раздражению.
Лидеры СССР и других стран, провозгласивших себя достигшими низшей фазы коммунизма, были связаны обязательством построить самое прогрессивное и справедливое в мире общество, где потребности людей (разумеется, разумные) были бы полностью удовлетворены. Так, вождь Компартии Китая Мао Цзэдун выдвинул лозунг — «Пять лет упорного труда, десять тысяч лет счастливой жизни». В Программе КПСС, принятой при Н.С. Хрущеве, содержалось обязательство достичь коммунизма при жизни современного ему поколения советских людей, к 1980 г. превзойти самую развитую страну мира — США по основным показателям развития.

Идеологи КПСС и других правящих родственных ей партий предлагали различные объяснения причин, по которым поставленные цели оказывались недостижимыми. Однако эти объяснения, даже принимаясь всерьез, объективно ослабляли основы тоталитарной государственности. Ссылки на происки внешних и внутренних врагов усиливали в обществе атмосферу всеобщей подозрительности, которая использовалась в карьерных целях своекорыстными фракциями бюрократической элиты, расправлявшейся с наиболее талантливой и творческой частью интеллигенции. Разоблачения просчетов, ошибок и преступлений предыдущих лидеров, нередко будучи справедливы, дискредитировали тоталитарный режим вообще.

Критика лидеров является обычным и привычным делом в условиях демократии. В СССР же, после славословия в адрес мудрых и непогрешимых вождей И.В. Сталина, Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева, один оказывался виновным в геноциде, истреблении миллионов собственных сограждан, другой в волюнтаризме, нежелании считаться с объективными реальностями, третий — в застое, инертности. Поскольку тоталитарный режим строится на обожествлении вож-дей, их развенчание или очевидная физическая немощь (Ю.В. Андропов, К.У. Черненко) выступали источником падения доверия к нему. Ложь относительно мнимых успехов играла большую роль в обеспечении стабильности режима, однако с развитием средств массовой информации и их глобализацией, благодаря международному радиовещанию, спутниковому телевидению скрывать правду становилось все сложнее.

Со временем энтузиазм масс неизбежно сменялся апатией, иронией, стремлением к поиску альтернативных путей развития, в 1980-е гг. охватившими руководство КПСС, КПК, других правящих партий. Разочарование в идеологии постигло не только управляемых, но и многие звенья управленческого аппарата. Лишь у истоков коммунистического движения стояли лидеры, искренне убежденные в правильности своей идеи, способные передать свою убежденность другим. Для многих представителей иерархического, бюрократического механизма управления идеология стала не столько символом веры, сколько данью ритуалу, средством прикрытия обеспечения личных интересов, в том числе и в сфере обогащения.

По мнению ряда теоретиков — от бывшего сподвижника В.И. Ленина Л.Д. Троцкого до М. Джиласа, югославского марксиста, заклейменного в СССР в качестве ренегата, тоталитарный режим, даже если исходно он строится на идеях социального эгалитаризма, неизбежно порождает новый господствующий класс — бюрократическую элиту, номенклатуру. С течением времени ее стремление к легализации накопленных богатств создает в руководстве тоталитарного режима слой, для которого социалистическая идея становится обузой. В регионах, на местах складывается свой слой олигархии, для которого контроль над его деятельностью со стороны центра власти оказывается помехой обогащению, что становится источником сепаратистских тенденций.

Изоляция на международной арене. Советский тоталитарный режим, в силу присущего ему недоверия к политике стран, где господствовала иная идеология, стремлений к полному контролю над всеми сферами жизни общества, с большими опасениями относился к международному сотрудничеству. 

Возможности использования преимуществ международного разделения труда, научно-технического и гуманитарного сотрудничества сознательно ограничивались. Стремления к самоизоляции подпитывались проводимой странами Запада в годы «холодной войны» политикой ограничений на торговлю, что также было фактором утраты темпов развития.

Первоначально с приходом к власти в странах Восточной Европы коммунистов, каждая из них, следуя советской модели, начала осуществлять индустриализацию, стремясь перейти к полному самообеспечению. С созданием в 1949 г. Совета Экономической Взаимопомощи меж-ду СССР и восточноевропейскими странами формировалась система международного разделения труда, однако темпы ее развития уступали западноевропейским.

Установление прямых связей между предприятиями, формирование международных фирм в условиях, когда интеграция осуществлялась в рамках и на основе межгосударственных соглашений, требовали бесчисленных согласований и практически не получали развития. Планирование развития внешнеторговых связей с установлением фиксированных цен на пятилетний период приводило к отрыву цен внутри СЭВа от общемировых. Так, при повышении мировых цен на энергоносители после 1973 г. СССР продолжал поставлять их своим партнерам по прежним, заниженным ценам в ущерб своим интересам. Зато в 1980-е гг. цены на советские нефть и газ оказались выше среднемировых. Это стало источником экономических трудностей уже в странах Восточной Европы.

Низкая эффективность интеграции в рамках СЭВ усиливала потаенное недовольство его участников сложившейся моделью взаимоотношений. Росли стремления, в том числе и у самой крупной страны СЭВ — СССР, к развитию торгово-экономических связей с высокоразвитыми странами Запада, приобретению производимых ими высоких технологий, потребительских товаров. Доля стран Запада во внешнеторговом обороте СССР всего за 20 лет, с 1960 по 1980 г., возросла вдвое — с 15% до 33,6%. При этом в основном закупалась готовая продукция, вместо того чтобы налаживать совместное ее производство, что экономически намного выгоднее. (Од-ним из немногих исключений было создание советско-итальянского автозавода в г. Тольятти, начавшего выпуск автомобилей «Жигули».)

Если СССР имел возможность за счет продажи природных богатств, нефти, газа, которые в 1970-е гг. стали основными в его экспорте, вести сбалансированную торговлю со странами Запада, то его партнеры по СЭВу очень скоро столкнулись с ростом задолженности, инфляцией, подрывом перспектив развития.

Сложности взаимоотношений со странами, которые были ранее причислены к надежным союзникам СССР, к миру социализма, подрывали доверие к идеологии, исповедовавшейся КПСС. Претензии на то, что между странами, строящими социализм, складываются отношения нового типа, выглядели малоубедительными. Трения СССР с Югославией, конфликт СССР с Китаем, переросший в столкновения на советско-китайской границе, война между Китаем и Вьетнамом в 1979 г., неудовлетворенность СЭВом наглядно показывали, что тоталитарный социализм весьма далек от миролюбия.

Категория: Из истории СССР | Добавил: densv78 (30.04.2012)
Просмотров: 6050 | Теги: ссср | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]