Политическая цивилизация Средневековья - Средневековье - Каталог статей - Всемирная история



MENU
Главная » Статьи » Средневековье

Политическая цивилизация Средневековья
Политическая цивилизация Средневековья

В Средневековье на политическом и социальном поле было столько «игроков» т.е. действующих сил, как ни в какую другую эпоху. Причем в целом ни один из игроков не доминировал над другими, так что средневековый человек любого сословия жил в сложном переплетении сил, исходящих из разных полюсов, с которыми он был обязан считаться. Мы рассмотрим основные противоборствующие пары этих полюсов. 

Вассалы и сюзерены.

Феодализм - это, по определению, общество сюзеренов, которые наделяют вассалов землей - феодом на условиях службы, и вассалов, которые правят в своем феоде от имени сюзерена. На этой лестнице сюзеренов и вассалов много ступеней, и сам король - вассал Бога. Но при этом ни на одной ступени надел не является собственностью: сюзерен всегда мог переместить вассала в другой надел или вообще лишить его феода.
   
В такой идеальной форме эта система почти никогда не работала (за исключением короткого периода в X - XI веках). Сначала - в Каролингскую эпоху и до нее - надел, как правило, получали непосредственно от короля, так что на лестнице было всего две ступеньки. Раз полученный надел всеми правдами и неправдами старались унаследовать, но даже когда это удавалось, владение было основано не на праве, а на традиции. 

В высоком же Средневековье вассалы одержали решительную победу над сюзеренами: добились официального наследования феодализма и юридического «оформления» прав собственника, а не только правителя по отношению к нему. С объединением государства сюзерен остался один - король, и его роль снова возросла.
  
Противостояние вассал - сюзерен ощущалось в любой точке феодальной аристократии. При этом любой аристократ был одновременно и сюзереном, и вассалом, причем вассалом зачастую у нескольких сеньоров, так что мог играть на противоречии их интересов. Таким образом, это не противостояние конкретных людей, а противостояние ролей. Но оба полюса были нужны друг другу. 

Без сюзерена у вассала не было юридической основы для власти в феоде, не было бы защиты от жадных соседей. Без вассалов откуда бы сюзерен брал налоги и войско? Да и прямое управление большими территориями было невозможно в эту эпоху слабых коммуникаций.

Государство и удел.

Другая линия противостояния, прошедшая через все средние века, - между общенациональным государством, которое представлял, как правило, король и княжеством, провинцией, территорией, которые представлял местный сеньор. В те времена нации в современном смысле этого слова не существовало: провансальцы отнюдь не считали себя такими же французами, как парижане, а флорентийцы с негодованием отвергли бы всякое сравнение с миланцами. Чем же было понятие «Франция» или «Италия», и зачем вообще оно нужно было людям, живущим в замкнутом мирке, который сам себя всем обеспечивал?
   
Ответ достаточно неожиданный: почти во все Средневековье государство -  это общность не социальная и экономическая, и даже не столько политическая, как культурно - историческая. В нем жила память о Римской империи как об идеальном общественном устройстве. Церковь также всемерно поддерживала понятие «христианского государства»: государи были для нее светским отображением божественной власти (хотя, конечно и менее совершенным, чем отображение церковное).
   
Лояльность к государству и лояльность к местному сеньору могли буквально тянуть человека в противоположные стороны. Так было перед Столетней войной на западе Франции, где люди были исторически и культурно французами, но несли вассальные обязательства по отношению к английскому королю. Это было одной из причин войны.

Власть светская и власть духовная.

В «темные века» светская власть церкви была суровой необходимостью. С укреплением феодальных сеньоров они стали оспаривать эту власть: сначала у местных епископов, а затем - короли у папы. Н этой почве произошли самые острые конфликты Средних веков. 

Например, трехдневное стояние германского императора Генриха на коленях перед папским замком в Каноссе, и наоборот, семидесятилетнее «пленение пап» в Авиньоне под властью французского короля. Стандартная проблема выбора средневекового человека - кому подчиняться - в этих случаях стояла особенно остро. Короли иногда просто убивали своих видных подданных, сделавших выбор в пользу Рима. Папы отвечали анафемой, что в те времена серьезно подрывало акции отлученного (даже не столько в глазах собственных подданных, лишенных привычных треб, сколько перед всегда готовыми к нападению соперниками).
   
Претензии пап на первенство над государем базировались на так называемом «даре Константина» - документе, которым этот знаменитый римский император даровал церкви эту власть. Документ оказался поддельным, но в те времена этого никто не знал.
   
Несмотря на постоянную борьбу, духовная и светская власть, как и все остальные пары полюсов в Средневековье, были нужны друг другу. Германские императоры своими войсками некоторое время поддерживали папский домен в Италии. Светская власть обеспечивала авторитет и безопасность церкви на местах, князья вносили богатые вклады в монастыри. 

Со своей стороны церковь давала королям духовную санкцию «богопомазанности», так необходимую им в борьбе со своими могучими вассалами. В целом, взаимодействие этих сил давало эффективную систему управления - аналог современного разделения властей. Это поддерживало и политическую целостность Европы.

Город, замок и деревня.

Город, замок и деревня - три полюса, к которым тяготели три основных светских сословия Средневековья (светских, потому что церковь была на всех трех полюсах). Замок - место обитания феодалов, деревни вокруг него - место обитания крестьян (как свободных, так и крепостных - сервов), город - гнездо нарождавшегося нового сословия купцов и ремесленников. Эти три полюса были в напряженных отношениях между собой. 
   
Замок родился еще в темные века, как средство держать под контролем деревенскую округу. Для нее он - кровосос, постоянно требующий барщинных работ и поставок продуктов (к концу средневековья все это было заменено деньгами). Но и защитник от постоянной угрозы разорения воинственными соседями, и судья в имущественных спорах, и единственный источник недостающих орудий производства. 

Для замка деревня - источник экономической, а значит и политической силы, но и смутная угроза бунтов, которые совершались с характерной для тех времен жестокостью. Впрочем, крестьяне покушались на «данный от Бога порядок» только в самых отчаянных случаях. Замок и деревня - две половинки единой экономической системы, на которой стояло все средневековье.
   
Для города на раннем этапе замок - нянька, хоть и суровая. Город мог возникнуть только там, где местный сеньор мог обеспечить ему защиту. Конечно за это приходилось платить, и немало. Но замок отвечал первыми заказами на предмет ремесла. Первые купеческие экспедиции с дарами местной земли тоже загружались в замках.
   
Со временем город стал для замка и соперником, и соблазном. Соперником потому что выманивал своей свободой крестьян и больше не возвращал их феодалам. Например, крепостной, проживший в городе год и один день считался свободным. Кроме того, город быстро стал опасной военной силой. С другой стороны, в городе сосредотачивались для феодала все источники предметов роскоши и средств на ее приобретение, а со временем и источники кредита на жизнь. Все это привело к тому, что крупные феодалы стали переселяться в город и  строить в нем дворцы - «городские замки».
   
Постепенно города стали для деревенской округи такими центрами, какими раньше были замки. Крестьяне стали везти продукцию не в замок, а на рынок в город. Противостояние центра с периферией стало не социальным, а культурным: горожане черпали гордость в противопоставлении себя неотесанной деревенщине. 

Война и мир.

До примерно XI века междоусобная война - естественный «обмен веществ» Средневековья, способ перераспределения материальных благ. Для варварских королей темных веков постоянные военные походы - естественное дело еще с родоплеменных времен. Так же естественно сражаться и для любого рыцаря в более поздние времена: война - его профессия, источник если не средств, то социального возвышения. 

Если никакой большой сеньор в данный момент не воюет с другим, устраиваются рыцарские турниры, чтобы мечи не ржавели. Конечно, взаимные набеги вредили пашне, но пашни было немного, да и вообще с этим, как и с другими экономическими факторами, не очень считались.
   
Все это изменилось с развитием экономики. Рыцарская этика, где на первом месте стояла рыцарская честь и военные успехи, стала увядать. Аристократия стала, не стесняясь, гнаться за деньгами, тем более что изменения в экономике привели к тому, что крестьянской продукции стало не хватать на все. Мелкие рыцари стали разоряться, даже продавать имения. 

Таким образом, повышение роли экономики и торговли принесло мир (конечно относительный). Важность экономики стала пониматься настолько хорошо, что еще в XI веке принимаются «мирные постановления», ограничивающие военные действия феодалов и защищающие крестьян, купцов и даже рабочий скот.

Категория: Средневековье | Добавил: densv78 (28.08.2013)
Просмотров: 447 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]