MENU
Главная » 2012 » Апрель » 9 » Возникновение и развитие масонства
21:11
Возникновение и развитие масонства
Возникновение и развитие масонства 

Родиной современного масонства является Англия, но история самого происхождения масонства теряется в глубине веков и покрыта глубокой тайной.  История ордена с самого момента возникновения его была покрыта густым слоем легенды. 

Этих легенд существует много. По самой распространенной из них возникновение франк-масонства восходит до времен царя Соломона, который вручил архитектору Хираму управление и руководство по сооружению храма в Иерусалиме, как мы видели в легенде об Адонираме. 
Этим мудрым архитектором рабочие были разделены на три класса; а для того, чтобы они могли узнавать друг друга, были установлены слова, знаки и прикосновения. Отсюда, по мнению масонов, идет установление степеней масонства и особого символического языка братьев масонов. 

По другой легенде, масонство является наследием ученых и жрецов Халдеи, Индии и Египта, которые распространяли таким образом свои нравственные учения, воззрения и на них воспитывали своих учеников и приверженцев. 

Третья легенда указывает, что масонство происходит от ордена Тамплиеров (Храмовников). Орден рыцарей Храма основан в 1118 г. Гуго Пайен в Иерусалиме, где ордену был подарен дом, стоявший на месте храма Соломона, отчего и произошло имя ордена. С течением времени орден стал могущественным и разбогател от вкладов, пожертвований на его имя имений и т. д., но вместе с тем стал злоупотреблять своим могуществом — именно задумал осуществить план олигархического всемирного владычества. С потерею Палестины, орден окончательно забыл свои обеты: рыцари никого не хотели знать выше себя, стали вести рассеянную жизнь и предались безверию. Возникший для вооруженной защиты пилигримов и завоевания Гроба Господня Орден храмовников с течением времени впал в ересь и грубое суеверие. 
"Храмовники не веровали во Иисуса Христа, как в Бога человека и Спасителя мира, отрицая чудесность Его рождения и чудеса Его жизни; они не веровали в пресуществление в причастии, во святых, в мощи, в чистилище и т. д. 

Христос был для них ложным пророком; так как Он, — говорило орденское учение, — выдает себя за слово Божье и за Небесного Мессию, то мы отрицаем Его, смеемся над крестом, как над древом Его греха и позора и смотрим на Него, как на предмет глубокого суеверия. При приеме Храмовники плевали на крест, презирать который и без того учились у сарацинов и отрицали Христа. 

Крест на рыцарской мантии был для них только орденским знаком и мало-помалу перешел в простое Т (Тамплиер); напротив того, Иоанна Крестителя они считали своим покровителем. Следуя духу времени, они поклонялись идолу, магическому или каббалистическому талисману, главе, не имеющей имени (Бафомет); прикосновением к нему освящали пояса, которые члены ордена носили под платьем и т.д.” Король французский Филипп IV Красивый и папа Климент возбудили против храмовников преследование, орден был уничтожен папою в 1311 г., проклят и во всех христианских государствах приказано его искоренить, а глава ордена Яков (Жак) де Молэ 11 марта 1314 г. был казнен. 

По словам этой легенды, последний гроссмейстер, великий учитель, Яков де Молэ, в сумраке тюрьмы, перед смертью учредил четыре ложи — Неаполитанскую для Востока, Эдинбургскую для Запада, Стокгольмскую для Севера и Парижскую для Юга и этим завещал свое отмщение королю Филиппу IV Красивому и папе Клименту V. "Жак де Молэ, — говорит масон Кадош Альберт Пайк, — и его товарищи погибли на костре, но ранее его казни главы обреченного ордена организовали и учредили то, что позднее начало называться оккультным, скрытым или шотландским масонством”. Эти легенды живут до сего времени, вера в них не угасает среди масонов, они передаются от одного поколения к другому. 

Оперативное и спекулятивное масонство

Историческое происхождение франк-масонов связано с так называемым масонством оперативным. Оперативное франк-масонство относится к периоду между X и XIII в. в. Группы каменщиков-строителей, разбросанные по всему Британскому острову, положили начало организации современному масонству. Отсюда вышло название "ложи”, т. е. помещения, где каменщики — строители устраивали свои собрания. Каменщики-строители установили в своих ложах три категории ремесленников: ученика, отбывающего свой срок выучки, товарища мастера, или полноправного члена строительной корпорации и мастера строителя, направлявшего работу в ложах. 

Ложи каменщиков-строителей дали понятие об особых уложениях, где были изложены обязанности и правила учеников и полноправных членов корпорации и легендарная история строительного искусства. Клятва повиновения правилам корпорации и клятва хранить в тайне ее секреты от каменщиков-строителей перешли и к современным масонам. Так же как и современные масоны, члены корпорации каменщиков-строителей имели право рассчитывать на гостеприимство и помощь всех ее лож, разбросанных по всей стране. Вступление в члены корпорации, прохождение стажа учеников и получение степени мастера с некоторыми изменениями и дополнениями перешло и к современным масонам. 

В эти корпорации каменщиков-строителей в XII столетии стали проникать члены, не принадлежащие к этому мастерству, т. е. каменщики (масоны) теоретические присоединились к каменщикам (масонам) практическим, когда теоретические масоны, "поучавшие правилам нравственности и занимавшиеся лишь либеральными профессиями”, получили доступ в ложи, состоявшие до тех пор "из рабочих, занимавшихся материальными сооружениями построек”, — тогда, по выражению английских писателей, — спекулятивное масонство проникло в масонство строительное”. 

В конце XVI и начале XVII столетий непрофессионалы стали преобладать над профессионалами. В начале XII столетия английские ложи состояли всецело из людей, не имевшим ничего общего с прямым строительным искусством. 

Масонство и реформация

Тяжелый удар оперативному масонству (строительным братствам) нанесла Реформация. 
Реформация привела весь мир в брожение, страшные последствия которого испытывают все народы до начала XX столетия. 

"Первый шаг Реформации, — писал В. А. Жуковский, — решил судьбу европейского мира: вместо исторических злоупотреблений церковной власти она разрушила духовный, дотоле нетронутый авторитет самой церкви; она взбунтовала против ее неподсудимости демократический ум; дав проверять откровение, она поколебала веру, а с верою и все святое. Это святое заменилось языческой мудростью древних; родился дух противоречия; начался мятеж против всякой власти, как божественной, так и человеческой. Этот мятеж пошел двумя дорогами: на первой уничтожение авторитета церкви произвело рационализм (отвержение божественного Христа), отсюда пантеизм (уничтожение личности Бога), в заключение атеизм (отвержение бытия Божия); на другой понятие о власти державной, происходящей от Бога, уступило понятию о договоре общественном; из него произошло понятие самодержавия народа, которого первая степень представительная монархия, вторая степень — демократия, третья степень — социализм и коммунизм. 

Может быть и четвертая, последняя, степень: уничтожение семейства и вследствие того возвышение человечества, освобожденного от всякой обязанности, ограничивающей чем-либо его личную независимость, в достоинство совершенно свободного скотства. И так два пункта, к которым ведут и отчасти уже привели сии две дороги: с одной стороны самодержавие ума человеческого и уничтожение царства Божия, с другой владычество всех и каждого и уничтожение общества”. Весь XVI и половина XVII столетия представляют собою ожесточенную борьбу за т. н. религиозную свободу совести и убеждения, борьбу с авторитетом церкви. 

В этом направлении работает Лютер

В 1521 г. на Вормском конгрессе Лютер отстаивает право каждого человека на свободу совести, доказывая, что в человеке есть сторона, в которую не может вмешиваться никакая посторонняя сила. Все движение в основании своем имело веру в разум, способный свергнуть слепой авторитет. Хотя Лютер впоследствии называл разум "блудницей дьявола”, а Кальвин предпочитал "невежество верующего дерзости мудрствующего”, но и тот и другой предприняли борьбу, опираясь на разум, не позволявший им принять на веру, без критики, все, чему учила католическая церковь. А такие реформаторы, как Цвингли, Сервет, Социн стояли решительно на рационалистической точке зрения. 

К этому времени естественные науки начинают приобретать первенствующее значение. Физика, химия, физиология и анатомия и другие опытные науки увлекают мысль на новые пути. Подрывается вера в непогрешимость церкви. 

Философия открывает борьбу за свободу мысли, она больше не желает быть "служанкой богословия”.  Декарт стремится освободить разум от наросших на него предрассудков и провозглашает горделивую фразу: "Я мыслю, следовательно, существую”, — как единственную основу всякого знания. 

Вера в разум, нестесненный какими-либо узами, как единственный путь к истине, вела к открытому рационализму в противоположение господствовавшему до этого догматизму. 
В Англии Бэкон Веруламский открывает эру эмпиризма; источником познания признается исключительно опыт, который через чувственные восприятия, путем индукции, создает все человеческое знание. 

Взгляд Бэкона находит поддержку Гоббса, который стоит на том, чтобы верить не рассуждая, но в то же время рассуждать, не стесняясь противоречиями религии: 
"Догматы религии, говорит Гоббс, нужно принимать для спасения души своей точно так же, как пилюли врача для спасения своего тела, целиком и не разжевывая”. 
Гуго Граций (род. 1583 г.), представитель чистого рационализма, отстаивает полную веротерпимость и стремится обосновать мораль не на воле Бога, а на Природе. 
Рационалистическая философия достигает абсолютного развития в учении Спинозы (род. 1632 г.). 

Для Спинозы Вселенная и есть тот Бог, в которого он верует и перед которым преклоняется в чувстве бескорыстной любви. Его вера является пантеизмом, совершенно не соответствует догматам положительных религий, по представлению которых Бог, как Творец мира, не сливается с последним, а обособляется, как Существо, создавшее вселенную из ничего силою Своей свободной воли. 

Спиноза стоял за отделение теологии от философии, государства от церкви. Между богословием и философией нет никакой связи, никакого родства. Они отличаются друг друга, как небо от земли. 

Необходимо верить в Бога Единого и Вездесущего, но "то, как представляет себе человек Бога и Его воздействие на мир — к сущности веры не относится”. 
"Пусть каждый верит тому, что покажется ему согласным с разумом”. 
"Каждому должна быть предоставлена свобода суждения и право толкования основ веры по его разумению: только по делам следует судить и вере каждого, хороша ли она или дурна”. 
Вместе со Спинозою под знаменем рационализма выступает Лейбниц (род. 1646 г.). 
Христиан Томазий (род. 1655 г.) ярый рационалист, верит только в разум и верит в него безусловно: только то имеет силу доказательства, что согласуется с разумом. Поэтому авторитеты не имеют цены в глазах Томазия и он не без удовлетворения ниспровергает их. Философия и государство должны быть очищены от религии. Между церковью и государством не должно быть союза для защиты интересов. 

Тайные общества и академии

Преобразованию строительного масонства содействовала также работа членов тайных обществ, которые боролись за эмансипацию человеческой мысли и которые стали проникать в масонские ложи, когда увидели для себя полную возможность вести через ли пропаганду своих идей. Задача этих тайных обществ заключалась в борьбе с предрассудками и в завоевании свободы политической и религиозной. 

"Все они, — говорит Нис, — были воодушевлены новым духом, который точно выражался словами: свобода, терпимость и братство. Для них не существовало различий ни по рангам, ни по религиям, для них отечество не предполагало узкой исключительности; они отличались космополитизмом в своих желаниях и стремлениях. И сверх того все они вели борьбу с теми же врагами: с деспотизмом и духовенством”. К этим тайным обществам принадлежали почти все умы, руководившие обществом в XVII в., а именно: Бэкон, Бокль, Ян Коменский и Лейбниц. 
Натурфилософы выступали передовыми и пламенными борцами гуманизма против схоластиков и обскурантов. 

К тайным обществам принадлежали академии, которые образовались в Италии, начиная с половины XV в. Основанная с легкой руки Помпонио Лето Римская академия вызывала большое число подражателей. 

Свои стремления и организацию эти ученые облекли покровом тайны. 
"Все предания истории и в не меньшей степени вся сумма их личного опыта, — пишет Георг Шустер, — воочию убедили их в той истине жизни, что одними своими силами пророку ничего не добиться в своем отечестве, что новые великие идеи только тогда могут пробить себе дорогу сквозь косность, властвующей над тупой массой, и наоборот сопротивление прочих сил, когда они воспринимаются организованными группами, которые сознательно идут к одной цели”. <36В конце XV и начале XVI столетий усиленную деятельность развивают общества и коллегии "Чешских Братьев”. 

В 1500 г. они насчитывали до 200.000 последователей, владели множеством школ, имели в своем распоряжении типографии и создали огромную литературу. Работа производилась строго конспиративно. "Чтобы скрыть свои истинные цели и намерения, они вели свою работу под невинными формами, например, литературных обществ, правительственных лабораторий, типографских мастерских, ремесленных цехов и строительных корпораций”. Огромное большинство союзов состояло из не посвященных в дела и задачи общества, все здание храма, для создания которого работало общество, было доступно только избранным братьям, или членам "академии”. Эти общества преследовали цель распространения "света и правды во всем мире” и пропагандировали идею широкой веротерпимости. 

Заслуга в распространении принципов этого общества в Западной Европе принадлежит Яну Амосу Коменскому (1595—1670), последнему епископу "Чешских Братьев”. 
Во внутреннем и внешнем родстве с учением "Чешских Братьев” находились в немецких государствах "поэты” и их "общества словесности”. Первое место среди этих обществ занимала "Академия Пальмы”. Эта академия основана принцем Людовиком Ангальт-Котенским в 1617 г. 
В этом обществе господствовало реформационное направление. Оно объединяло всех протестантов, т. е. лютеран, католиков и последователей других религиозных направлений, использовавшихся государственным признанием. 
Изучение национального языка было флагом, под которым скрывались другие цели и "творились тайные дела”. 

В символике немецких обществ большую роль играли знаки, которые употребляются в масонстве, а именно: солнце, три горящих светильника, "столпы Мира и Единства”, две соединенные руки, три сердца, циркуль, наугольник, глобус и т. д. 
В 1643 году Филипп фон Цевен основал в Гамбурге "Братство Трех Роз”, устроенное по образцу "Академии Пальмы”. Развитие немецкого языка было для этого братства лишь прикрытием, за которым скрывались другие более важные задачи, задачи борьбы за свободу совести и устранение разъединяющих людей национальных, церковных и сословных противоречий. Братство охотно открывало свои двери и иностранцам и принимало в свои члены чехов, венгров, голландцев и французов. 

В 1660 г. на нижней Эльбе появляется общество "Орден Лебедя”. Этот орден своей задачей ставил невинное занятие музыкой и поэзией, но истинные цели его скрывались под туманным служением "семи искусствам, семи наукам и семи основным добродетелям” на благо человечества. 

Кроме Италии и Германии академии натурфилософов существовали еще в Голландии, Испании, Франции и Англии; в последнем государстве они получили широкое распространение. 
После 1620 г. в Лондон собралось много гонимых реформистов. "Чешских Братьев”, "Розенкрейцеров” и т.п. Лондон сделался первой лабораторией революции. Все оппозиционеры и недовольные собирались в своих "невидимых” философских обществах и коллегиях. Главнейшим союзом являлась Лондонская академия, а самым верным деятелем ее Самуэль Гартлиб. 
Помимо философских коллегий существовали и тайные союзы, проводившие либеральные идеи. Гартлиб учредил тайное общество и сочинил описание идеального государства "Макарии”, образцами для которого служили "Утопия” Томаса Мура и "Новая Атлантида” Франсиса Бэкона (изд. 1638 г.). 

Утопия Мура вообще служила образцом и руководством для всех последующих реформаторов мира. 

Английская революция 1648 г. открыла новые возможности для работы реформаторов. Надобность в тайных обществах отпала. Либеральные идеи по переустройству мира теперь возможно было вести легально. В 1662 г. рождается в Лондоне знаменитое "Королевское Общество Естественных Наук”, по образцу Лондонского общества возникает Берлинское общество наук, первыми членами которого были Лейбниц, Гофман Штурм и другие. 
Все эти лица были до этого участниками тайных обществ или же соприкасались с умственным брожением, возбужденным Коменским и поддержанным академиями. Те задачи, которые преследовали старые общества, по наследству перешли к новым академиям, и обществам. Изменились только формы движения, сущность и содержание движения остались неизменными. 
Деизм и английские вольнодумцы. 

В начале XVII столетия, те английские ложи, о которых остались какие-либо данные, состояли всецело или почти всецело из людей, ничего общего не имеющих со строительным искусством. 
Преобразование лож, совершившееся в конце XVII и в начале XVIII века было тесно связано с умственным движением, которое происходило в ту же эпоху в Англии. 
"Последним и бесспорно решительным фактором, — говорит историк масонства Финдель, — был английский деизм, — он отвергал откровение, отрицал догмат и вел все за собой под знаменем разума и критики”. 

Писатели нападали на притязания церкви захватить руководство над мыслью человечества и отстаивали права разума. Беспощадной систематической критике подвергалась теория божественного происхождения власти и на первое место выдвигалось право нации, т. е. суверенитет народа. 

Первое место в ряду английских вольнодумцев надо отвести Локку (1632—1704). Локк доказывал, что источником всего человеческого знания является способность нашего ума познавать свою собственную деятельность, но вместе с тем всякое познание основывается на опыте и индукции, познание же сверхчувственное есть результат деятельности нашего духа; ошибки и ложные толкования часто происходят лишь вследствие недостаточного знания языка и значения отдельных слов. 

В нескольких сочинениях, посвященных религиозным вопросам, Локк оспаривает доктрины епископальной церкви. Он пытается доказать, что в религии откровения нет ничего, чтобы противоречило разуму. Локк провозглашает с горячей убедительностью идею широкой веротерпимости, доказывает необходимость разделения церкви от государства. 
Он дает понятия народного суверенитета и доказывает, что государство возникло из взаимного договора между правителем и подданными, — договора, имеющего целью благо и безопасность каждого отдельного лица и охраняемыми определенными обязательными для обеих сторон законами. 

В своем учении о государстве Локк объявил право народа на установление той или иной формы правления. По его мнению, власть законодательная является верховной в государстве, а все остальные зависимы от нее; власть исполнительная должна быть подчинена законодательной. Законодательный корпус, — учит Локк, — имеет право собираться во всякое время, но большею частью он ограничен определенным временем в году или в силу своей верховной власти может себя распустить на известное время. Исполнительная власть не может воспрепятствовать законодательному корпусу собираться; если она делает это, то вступает в войну с народом, у которого остается единственное средство защиты — сила. 

Английские деисты оказывали большое влияние на членов масонских лож, которые выступали в качестве организаторов и руководителей общественного движения. 
Вождь деистов Джон Толланд был сам масоном и своей писательской деятельностью оказывал громадное содействие пропаганде масонских идей. Одно из его сочинений "Христианство без тайн”, произведение еретического характера, было уничтожено рукой палача и самому ему пришлось спасаться бегством. В другой своей книге "Пантеизм”, появившейся в 1720 г., он описывает тайное общество, члены которого исповедуют другую, более чистую религию, нежели религия, основанная на авторитете. 

Идеи Локка развивали Шэфтсбери, Коллинс, Тиндаль, Болингброк и другие. Они призывали общество на борьбу с сложившимися историческими понятиями. 
Толланд, Коллинс, Тиндаль и другие деисты видели сущность положительной религии в двух положениях: вера в Бога, любовь к ближнему. Такая религия получает откровение в разуме человека. По сравнению с естественной религией все остальное только историческое наслоение, а потому есть лишняя и вредная прибавка и составляет дело дальновидных и хитрых жрецов. 
Джон Толланд провозглашает боевой лозунг: "Не нужно догматического христианства”.Болингброк выступает, как воинствующий атеист, старается с необыкновенным цинизмом и дерзостью подорвать самые основы христианской веры и приходит к выводу: "Вообще не нужно христианства” 

Категория: Разное | Просмотров: 1028 | Добавил: densv78
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]