MENU
Главная » 2012 » Август » 12 » Буры (Африканеры)
12:09
Буры (Африканеры)
Буры (Африканеры)

Слово «бур» происходит от голландского «крестьянин». Так называли себя первые переселенцы из Голландии в Южную Африку. В первой четверти XX в.  распространяется другое, ставшее официальным, название буров — африканеры.

В 80-х — начале 90-х гг. нашего века африканеры составляли большую часть белого населения
Южно-Африканской Республики (60%) и Намибии (70%). Их поселения существуют также в Зимбабве, Малави, Кении, Танзании, Заире, Бурунди и за пределами Африки — в Аргентине и некоторых других странах. Согласно оценке, общая численность африканеров — около 3 млн. человек, из них свыше 2,8 млн. проживают в ЮАР и около 50 тыс. — в Намибии.

Колонизация бурами Южной Африки началась с создания в 1652 г. Нидерландской Ост-Индской компанией укреплённого поселения близ мыса Доброй Надежды. Поселение положило начало Капской колонии и выросло впоследствии в город Капстад — современный Кейптаун. После отмены в 1685 г. Нантского эдикта 1598 г. о веротерпимости в Капской колонии появились гугеноты-французы, опасавшиеся новых религиозных преследований, за ними последовали протестанты из Германии и других стран. К концу XVII в. число переселенцев превысило 15 тыс. человек.

Новая колония быстро расширялась и крепла за счёт захвата земель у коренного населения — племён готтентотов и бушменов, а также заключения с ними «обменных» договоров, когда металлическая утварь, алкогольные напитки, табак менялись на живой скот. На захваченных землях буры создавали обширные земледельческие и скотоводческие хозяйства, основанные на рабском труде. Рабы ввозились из Анголы, Западной Африки, Индии, с Мадагаскара, Цейлона. По мере расширения своих владений и роста нехватки рабочей силы буры стали захватывать в рабство и местных жителей.

В течение жизни одного поколения «старожилы» — голландцы — слились с новыми поселенцами — французами, немцами и др. Их сплочению способствовала общность религии. Буры принадлежали к голландской Реформаторской церкви, которая возникла как одно из направлений реформации в Швейцарии и стала господствующей в Голландии в XVII в. Основываясь на учении Кальвина о предопределении, буры считали себя избранным народом, призванным управлять и властвовать. Местные жители-нехристиане в их представлении попросту не были людьми.

Общим у буров стал и язык — африкаанс, возникший в результате смешивания разных диалектов голландского языка с немецким, английским и французским. Африкаанс испытал на себе и влияние местных африканских языков, португальского, малайского, а также наречий, на которых говорили посещавшие Южную Африку моряки, торговцы и ввозимые рабы. Первоначально африкаанс был только разговорным языком и функционировал одновременно с голландским, который оставался письменным языком буров. 

В конце XIX в. появляются литературные произведения на африкаанс, а с 1925 г. он наряду с английским становится официальным языком страны. В середине 80-х гг. нашего века на африкаанс говорили свыше 5 млн. человек.

Продвигаясь на восток, буры в 70-е гг. XVIII в. вторглись на земли племён коса, которых они называли кафрами (от арабского «кафир» — неверный, неверующий). Начались затянувшиеся на целое столетие так называемые кафрские войны, которые вели против коса сначала только буры, а затем и англичане, захватившие в начале XIX в. Капскую колонию. В результате границы последней заметно расширились.

С переходом Капской колонии в руки Англии связано такое овеянное романтикой событие бурской истории, как «Великий трек». Слово «трек» происходит от голландского «переселение». Так называли начавшееся в 30—40-е гг. XIX в. перемещение больших групп буров из Капской колонии на север и восток страны, за реки Оранжевая и Вааль, а также в Натал. Буры, как они сами говорили, уходили в поисках новых земель, где «...им не докучали бы ни английские миссионеры, ни англизированные готтентоты, где кафры ручные, где можно найти хорошие пастбища... охотиться на слонов, буйволов и жираф и где человек может жить свободно». Одной из непосредственных причин трека стала отмена англичанами рабства в Капской колонии, что создало угрозу подрыва экономической основы бурских хозяйств.

«Великий трек» напоминал освоение белыми переселенцами американского «дикого Запада». Треккеры передвигались группами, без карт, по солнцу и другим приметам. Запряжённые волами большие крытые повозки, в которых находились старшие члены семей, женщины, дети и нехитрый скарб, сопровождали вооружённые всадники.

На новых землях буры столкнулись с упорным сопротивлением коренного населения — зулу, ндебеле, суто и других племён. Одно из решающих сражений между бурами и зулусами произошло у реки Инкоме, которая вошла в историю Южной Африки под названием Кровавой.

Для утверждения буров на завоёванных территориях потребовались десятилетия. Их противниками были не только африканцы, отстаивавшие свою независимость, но и англичане — главные колониальные соперники буров в Южной Африке. Созданная в 1839 г. бурская республика Натал была в 1843 г. захвачена Англией. Более долгой была жизнь двух других бурских республик, возникших в середине XIX в., — Оранжевой, созданной в 1854 г. под официальным названием «Оранжевое свободное государство», и Трансвааля, основанного в 1856 г. под именем Южно-Африканской Республики. По отношению к местному населению в этих бурских республиках практиковались полу рабские методы эксплуатации.

В то же время повседневный жизненный уклад большинства буров оставался вплоть до конца XIX в. глубоко патриархальным. Интересна ироничная характеристика, данная бурам Марком Твеном после его поездки в Южную Африку в 1896 г.: «Буры очень набожны, глубоко невежественны, тупы, упрямы, нетерпимы, нечистоплотны, гостеприимны, честны во взаимоотношениях с белыми, жестоки по отношению к своим чернокожим слугам, искусны в стрельбе и верховой езде, увлекаются охотой, не терпят политической зависимости, хорошие отцы и мужья... ещё до недавнего времени здесь не было школ, детей не учили; слово «новости» оставляет буров равнодушными — им совершенно всё равно, что творится в мире...».

Из среды буров вышли многие выдающиеся политические и государственные деятели, учёные, писатели. Имена некоторых из них можно найти на современной географической карте Южной Африки: например, столица ЮАР Претория названа в честь её основателя, первого президента Трансвааля Мартинуса Преториуса; город Крюгерсдорп и национальный парк Крюгер — в честь другого президента Трансвааля, Стефануса Крюгера.

В середине 80-х гг. XIX в. в Трансваале, в районе Витватерсранд, было открыто крупнейшее в мире месторождение золота. Впоследствии здесь были обнаружены и урановые руды. Это фактически решило судьбу республики. В Трансвааль устремились могущественные британские монополии и старатели-иммигранты из Европы. Начался торгово-промышленный бум. Англия и её Капская колония начали экономическую блокаду Трансвааля, стремясь не дать ему выход к морю, помешать его территориальному расширению.

С середины 90-х гг. Англия берёт курс на подготовку прямой агрессии против бурских республик. Срывается попытка организации переворота в Трансваале и устранения президента Крюгера. Один за другим следуют британские ультиматумы и угрозы Трансваалю и Оранжевой. Наконец в 1899 г. разразилась Англо-бурская война.

Буры предвидели войну и готовились к ней. У немцев, соперников англичан в Африке, были закуплены новейшие магазинные винтовки «Маузер», пулемёты и орудия. Под ружьё были поставлены все мужчины в возрасте от 16 до 60 лет. Из числа наиболее искусных, опытных и храбрых бойцов выбраны командиры.

Первое время благодаря более совершенной тактике, лучшему оружию и отличному знанию местности буры имели военное преимущество. Однако постепенно из Англии в Южную Африку были переброшены значительные силы — до 250 тыс. человек против 45—60 тыс. солдат-буров. Англичане перешли в наступление, заняли столицы Оранжевой и Трансвааля — города Блумфонтейн и Претория. Буры продолжали упорную партизанскую борьбу, однако в конечном счёте Англия в 1902 г. победила и захватила бурские республики.

Англо-бурская война 1899—1902 гг. была первой жестокой репетицией Первой мировой войны. В Южной Африке впервые в широких масштабах были применены новое автоматическое оружие, колючая проволока, созданы концентрационные лагеря, в которых англичане содержали пленных буров, включая женщин и детей.

Англо-бурская война была несправедливой с обеих сторон: и Англия, и буры стремились утвердиться в качестве господствующей колониальной силы в южноафриканском регионе. Но симпатии миллионов людей во многих странах мира были на стороне маленького бесстрашного народа, бросившего вызов одной из самых могущественных держав того времени. Вместе с бурами сражались сотни добровольцев из Германии, Голландии, Франции, Америки, России. О бурах складывали песни. В одной из них, ставшей известной и в нашей стране, были такие слова: «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне...»

В 1910 г. возник новый британский доминион — Южно-Африканский Союз (ЮАС), в состав которого вошли английские самоуправляющиеся колонии Капская и Натал и захваченные Англией бурские республики. Создание ЮАС было своего рода компромиссом между местными английскими финансистами и промышленниками, с одной стороны, и богатыми фермерами-бурами — с другой. 

В его основе лежало стремление урегулировать англо-бурские противоречия путём усиления эксплуатации африканского и цветного населения, составляющего большинство в стране. Первым премьер-министром ЮАС стал бывший главнокомандующий бурскими войсками во время войны 1899—1902 гг. Луис Бота.

После образования ЮАС усилилось расслоение в бурском обществе, начавшееся ещё в годы экономического подъёма в Трансваале и Оранжевой. Значительно возросло число бедных и разорившихся фермеров, которые уходили на шахты и в города в поисках работы. Определились и политические расхождения среди буров. Часть из них, возглавляемая Ботой, выступала за тесный союз между «верхними» слоями бурского и английского населения страны. Им противостояли сторонники восстановления власти буров в Южной Африке, воссоздания независимых бурских республик. Они организовывали антибританские заговоры, создавали политические и военизированные организации. 

В 1914 г. возникла Националистическая партия, опиравшаяся на буров — «белых бедняков» и мелких предпринимателей, а в 1918 г. — общество «Африканер Брудербонд» («Союз братьев-африканеров»), ставшее в 1921 г. тайным. В 1922 г. правительство ЮАС потопило в крови восстание белых горняков, в основном буров, в Витватерсранде, выдвинувших требования введения «цветного барьера» на шахтах — дискриминационной системы найма и оплаты труда африканцев.

В 1924 г. на выборах в ЮАС победила Националистическая партия, поддерживаемая Брудербондом. Пришедшее к власти правительство Джеймса Герцога, одного из создателей Националистической партии, бывшего бурского генерала, осуществляло неприкрытую расистскую политику. После слияния Националистической партии и Южноафриканской партии, лидером которой был Ян Смэтс (также бывший бурский генерал и премьер-министр ЮАС в 1919—1924 гг., сторонник «диалога» с Англией), крайне реакционная африканерская группа во главе с известным политическим деятелем Маланом воссоздаёт в 1934 г. «очищенную» Националистическую партию. 

С середины 30-х гг. в ЮАС распространяется фашистское движение. В Юго-Западной Африке появляются военно-фашистские организации, такие, как «Серые рубашки» и др. В 1939 г. Герцог заявил, что «взгляды южноафриканских буров на расовый вопрос совпадают со взглядами национал-социалистической Германии». В том же году его, решительного противника войны с Гитлером, сменил на посту премьер-министра Смэтс, и ЮАС вступил во Вторую мировую войну на стороне антигитлеровской коалиции. Однако и в военные годы многие африканеры не скрывали своих прогерманских симпатий.

После Второй мировой войны Националистическая партия выдвинула идею апартхейда. В стране развернулось национально-освободительное движение, против расистской политики Националистической партии выступали не только чёрные и цветные южноафриканцы, но и часть белого населения, включая большие группы африканеров. После провозглашения в 1961 г. Южно-Африканской Республики внешняя и внутренняя оппозиция апартхейду усилилась, углубилось размежевание в африканерской общине. 

В 1988 г. произошёл раскол Националистической партии. Питер Бота был смещён с поста её лидера. В 1989 г. он ушёл в отставку с поста президента страны, его преемником стал политический лидер африканеров Трансвааля Фредерик де Клерк, провозгласивший курс на полную ликвидацию системы апартхейда.

Официальная отмена в ЮАР большинства расистских законов в начале 90-х гг. была поддержана значительной частью белых южноафриканцев, включая многих африканеров. Настоящее и будущее африканеров определяется прежде всего их заметной ролью в экономической и общественно-политической жизни страны. В среде африканеров, несмотря на сохраняющиеся политические разногласия, крепнет понимание того, что расовая обособленность является тормозом на пути экономического и общественно-политического прогресса всего населения Южной Африки.

Категория: Разное | Просмотров: 1134 | Добавил: densv78
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]